Александр Шестун перед задержанием рассказал про банду Воробьёва

Статьи

Буквально вчера в Подмосковье был задержан Александр Шестун, глава Серпуховского района. За несколько дней до этого он рассказал о том, что на него оказывается давление со стороны губернатора Андрея Воробьёва. О сути конфликта и действующих лицах, в новом материале Устав.пресс.

По сообщению пресс-службы Серпуховского района Московской области, на днях, после блокировки ряда улиц по соседству с домом, где в Серпухове проживает глава района Александр Шестун, он был задержан. Как сообщается, адвоката к нему не допускают, но известно, что ему предъявляются обвинения в незаконной передаче земельного участка некоему юридическому лицу. Между тем, есть предположение о том, что обыски в администрации района, арест нескольких заместителе Шептуна, произведенные ранее, связаны с видео обращением к Президенту Путину самого Шестуна, в котором он рассказывал о том, что сотрудники администрации губернатора Московской области Андрея Воробьева, сотрудники ФСБ Московской области, принуждали его подать в отставку. Александр Шестун ранее неоднократно публиковал на канале YouTube видеообращения к Путину, где рассказывал об этом. В частности, Александр Шестун утверждал, что него оказывается давление из аппарата губернатора Воробьева в связи с тем, что он протестовал против ликвидации Серпуховского района, а также из-за протестных митингов населения связанных с вывозом огромного потока мусора из столицы на полигон ТБО «Лесной».

Александр Шестун

Устав. нет приводит ниже опубликованную Александром Шестуном подборку материалов, где раскрываются схемы тесных связей чиновников Андрея Воробьева с криминалитетом Подмосковья, коррупционных связей, а самое главное, принципов, и стиле руководства управлением региона самого губернатора Андрея Воробьева.

Вообще, как бы когда Воробьев пришел, он был исполняющий обязанности, и у нас были выборы одновременно и у меня и у него. Я спрашивал его дважды, хочет он чтобы я шел главой или не шел. Я был единственным заявителем по игорным прокурорам. Мне надоели войнушки с ГУЭБиПК и я устал воевать. Не хочу никого вводить в блуд. Воробьев мне сказал дважды:

«Да вы что, я же с вами в команде».

Андрей Воробьёв

Отношение Воробьева ко мне было хорошим. За первый год он приезжал ко мне в район 3 или 4 раза на различные открытия, в том числе на открытие завода по инсулину (Герофарм), на лифтостроительный завод. Я мог ему в 2 часа ночи написать СМС про то, что он хорошо поговорил с Познером. Изначально у нас были нормальные отношения. Думаю, что подрывать эти отношения начал старший сын Чайки Артём, поскольку у меня с ними был конфликт. В числе вымогателей были лица, связанные с сыном Чайки. В материалах дела это фигурировало. Я думаю что всё было именно так.

Но ключевой момент был, когда ко мне приезжал Медведев на лифтостроительный завод и я сказал Воробьеву неприятные вещи. Я сказал, что проект с лёгким метро, не связанный с Москвой, это очевидная глупость. Он говорил, что мы будем возить людей из Подольска в Домодедово, а я говорил, что проект «отбить» не удастся.

Мы долго ждали Медведева на улице и разговаривали. Я подходил к нему и говорил, что предприниматель в районе не может получить лицензию на добычу нерудных материалов песок-гравий. Дважды с этой темой к нему подходил, чтобы область дала лицензию человеку, который платил за землю налоги. Областные власти попросили за это с человека почти миллиард рублей. Министерство экологии Московской области берет взятки, это же очевидно, но тут просили слишком много. Я под этими словами подпишусь. Получалось, что с человека просили 14 миллионов долларов взятки на фирму «Основу» (директор Иванченко), которому все платят деньги. Группировка «Карандаши» заплатили «Основе» 22 миллиона рублей. Но у них было неразведанное месторождение, поэтому сумма была сравнительно небольшая. 14 миллионов долларов это почти миллиард рублей. Воробьев психанул от этого разговора и на этом мы поссорились. В итоге разговор дошел до мата и оскорблений и обещания набить друг другу морду.

Воробьев не очень умный человек, не пытается вникать в суть вопроса. Как-то раз был конфликт из-за земель и из-за ЖКХ. Он очень по-хамски себя вел. Кричал, брызгал слюной и т.д. В первый раз ко мне он приехал с Натальей Виртуозовой (вице-губернатор Московской области) на итальянском вертолёте (о котором мы на Устав.пресс писали ранее). Между собой с Виртуозовой они разговаривают матом.

Наталья Виртуозова

Второй раз он приехал уже на лифтостроительный завод. Мы пошли в ВИП-комнату огромного завода. Я сидел в этой компании как статист, зашла речь о каком-то строительстве, слушал я не внимательно. Воробьев начал орать на Ресина и на Балакина, крайне ужасными словами. Уважаемого не молодого человека покрывал матом на ровном месте. Ведёт себя как, выражаясь по блатному, «как чёрт». Я иду за Ресиным, Слуцким (внебрачный сын Ресина) с Балакиным и слышу как Ресин Балакину говорит: «наверное он думает, что это круто, обматерить меня». Мы стоим в приемной, и я говорю Наталье Виртуозовой (вице-губернатор Московской области), что если они думают, что я им не отвечу на действия губернатора, то ответ скоро будет. Я взял несколько СМИ вроде «Росбалта» и распечатал несколько статей о том, сколько на самом деле область тратит на пиар. Информацию поддержал «Народный фронт» и получилось около 60 или 70 публикаций в СМИ. Это была чисто моя история. После этого Виртуозова звонила и возмущалась по поводу этих статей, на что я ей сказал, что не буду подставлять вторую щёку.

Нормально с Воробьевым разговаривать не получалось. Я заходил к Коротаеву Роману после разговоров (министр безопасности Московской области, командирован из ФСБ) и поскольку я знаю все управление, Коротаева знаю с тех времен когда он был начальником по ОРД. И отметил Роману, что не надо личных оскорблений в мой адрес и я не готов терпеть оскорбления. После чего я сделал вторую волну публикаций о транспорте и вертолёте губернатора. Затем чуть позже начались торги с Кузнецовым (Михаил Кузнецов руководитель администрации губернатора Московской области). Борис Кривозубский коммерсант (владелец карьера, за который просили миллиард). В итоге после всех конфликтов Кузнецов вызвал к себе и сказал, что можно будет без взятки обойтись и дать лицензию коммерсанту. Я попытался отметить, что мне не нравится когда смешивают свою шкуру и общественную. В итоге, мне Кузнецов предлагал стать председателем комитета областной думы. То есть после всех конфликтов начался торг. Цена мандата председателя комитета около 100 миллионов рублей, ведь у него есть и кабинет и машина и зарплата. Но областники настаивали, чтобы я уходил в любом случае.

Ткачева Ивана Ивановича (генерал ФСБ, начальник управления «К») я знаю много лет. Его стали привлекать против меня, хотя я с ним долгие годы работал. Меня все время почему-то пугали Ткачевым, хотя у меня не было впечатления, что они с ним близко не общаются. Его имя использовали при переговорах, но не близко с ним общались. Чуть позже и Коротаев и Кузнецов смогли выстроить с Ткачевым контакт.

Интересно, что рост благосостояния Коротаева происходил буквально на глазах. Он простой парень приехавший откуда-то из регионов, а потом вдруг начал богатеть вместе с Кузнецовым. Потом попробовали коррумпировать самого Ткачева Ивана Ивановича (генерал ФСБ, ныне начальник Управления «К», ранее — начальник 6-й службы УСБ ФСБ), привлекая и его супругу и «блатных». В том числе и «Гарика Махачкалу», с которым быстро все подружились. Также привлекали и «Лучка». Воробьев очень любит подобных личностей вроде Гарика или Лучка, а также этнические группировки. Почти все люди в Правительстве Воробьева это «кто-то от кого-то». То есть люди не профессионалы, а ставленники различных силовых или криминальных групп. На федеральном уровне это сложно избежать, но на областном уровне такое можно не допускать. У Шойгу и Громова такого не было. У Шойгу была классная команда, большая часть которой пришла от Матвиенко. У Воробьева же пришли пиарщики, а вся работа сводится к созданию положительного образа. У Громова аппарат был в несколько раз меньше чем у Воробьева, у которого абсолютно неэффективный бюрократический аппарат. Министр инвестиций Заливацкий говорил, что сходит с ума от дикости, что такое количество людей разводят бюрократию для самих себя. Потом они мне звонили с официальных телефонов и приглашали на встречу. Были ли попытки выйти на вас с разговорами после публикации аудиозаписей? После публикации аудиозаписей никто с разговорами на меня не выходил.

Это только часть материалов, раскрытых Александром Шестуном, пока у него была такая возможность. Впоследствии мы вернемся и к другим данным, которые располагает Шестун, пока ему не «помогли» их забыть «правоохранительные» органы, подконтрольные Андрею Воробьеву.

Уважаемые читатели! Если у Вас имеются какие-то дополнительные сведения или материалы по данной теме, просим сообщить по адресу: [email protected]

Николай Созонов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *